Дива из «Пятого элемента» о своем фильме с Венсаном Касселем

Дива из «Пятого элемента» о своем фильме с Венсаном Касселем18 февраля на российские экраны вышел фильм «Мой король» — чувственная, эмоциональная история про любовь и зависимость от нее. В главных ролях заняты Венсан Кассель, Луи Гаррель и Эмманюэль Берко (в прошлом году она благодаря участию в этой ленте получила в Канне приз как лучшая актриса).

Постановщик фильма Майвенн Ле Беско также начинала свою карьеру как актриса. Помните Диву Плавалагуну из «Пятого элемента»? Это она. Конечно, были и другие роли, но настоящей известности она добилась, сев в режиссерское кресло. Почти все ее фильмы получали либо престижные премии, либо номинировались на них. В частности, лента «Полисс» в 2011 году была удостоена приза жюри Каннского фестиваля.

Картину «Мой король» Майвенн (именно так звучит ее творческий псевдоним) вынашивала долгие годы, много раз правила сценарий и все никак не решалась приступить к съемкам. Слишком сложной ей казалась идея показать в деталях, как рождается любовь и почему она умирает.

Правда, познакомившись с Майвенн, вы бы вряд ли назвали ее нерешительной. Перед тем, как дать интервью, она предупредила: «Если я буду отвечать слишком коротко или резко, это не значит, что я не хочу с вами разговаривать. Это значит, что у меня нет склонности к самоанализу. Обычно я сначала делаю, затем думаю и только потом анализирую. Не принимайте мою манеру общения близко к сердцу».

— У вас с Эммануэль Берко похожая биография. Как и вы, она и актриса, и режиссер. Этот факт как-то повлиял на вашу совместную работу?

— Никак. Она не говорила мне, что и как нужно делать. Она ни на секунду не забывала о том, что в этом фильме она выполняет работу актрисы. Став режиссером, Эммануэль не забыла, каково это — находиться по другую сторону камеры. С Венсаном Касселем все было несколько иначе. Он настолько вживался в роль, что всегда удивлялся, когда я говорила: «Снято!»

— Вы с самого начала видели Эммануэль в главной роли?

— Да, и не только ее, а всех актеров. Почему именно так? Не знаю. Это все равно что попытаться объяснить, почему мы влюбляемся в одного конкретного человека, а не в кого-то другого. Хотя, пожалуй, в том, почему я выбрала именно Эммануэль, было рациональное зерно. Во-первых, мне нравилось то, что мы не были знакомы, что она не являлась известной актрисой. На эту роль мне нужна была женщина с обычной внешностью, не гламурная, не слишком сексуальная, которая не понимает, как мужчина вроде Венсана Касселя мог влюбиться в нее. Она и мне сказала: «Не знаю, почему ты меня выбрала. Мне кажется, я недостаточно хороша для этой роли». Причина, по которой она думала, что недостаточна хороша для этой роли, — это та же причина, по которой ее героиня не понимает, почему в нее влюбляется герой Венсана Касселя. Вообще, конечно, она немного кокетничала, стараясь привлечь мое внимание. Ей нравилось слышать, какую актрису я бы стала снимать, если бы она отказалась. Но я знала, что она не откажется.

— Что принесло ей «Пальмовую ветвь».

— Ей, но не фильму. Хотя, конечно, такая победа — отличный пиар для ленты. Думаю, немаловажную роль сыграл тот факт, что Эммануэль была малоизвестной актрисой неголливудского типа. Таких любят в Канне. Чего не скажешь, например, о Венсане. Он-то как раз из тех, кого не слишком жалует фестивальная публика — слишком красивый, зажигательный, сексуальный.

— В фильме есть еще один важный персонаж. Это брат героини, которого играет Луи Гаррель.

— Обожаю Луи! В свое время я предлагала ему роль в «Полисс», но он отказался. Чтобы наверняка заполучить его, в этот раз пришлось чуть ли не силой вести его в ресторан и уговаривать принять мое предложение. Мне кажется, он меня попросту боялся.

— Что же в вас такого страшного? Ведь вы сама актриса, вы хорошо понимаете, что происходит по ту сторону камеры.

— Когда я снимаюсь в кино, то ощущаю себя очень женственной и желанной. Я чувствую, что на меня смотрят, и мне хочется выглядеть соблазнительно. Это провоцирует у меня выработку женских гормонов. А вот когда я снимаю кино, тогда вырабатываются мужские гормоны. Именно поэтому я люблю и снимать, и сниматься, потому что мне нужны и те, и другие гормоны. Сидя в режиссерском кресле, в конце съемок я чувствую себя полностью опустошенной. Никакой женской энергии на протяжении долгих месяцев. Мне нравится носить платья, юбки, соблазнять и быть соблазненной. А тут только: «Мотор! Камера! Снято!»

— Когда вы режиссер, то чувствуете профессиональную ревность по отношению к актрисам?

— Мне кажется, я немного притесняю их женственность. Помню, что на съемках «Полисс» у меня была актриса, которая каждое утро садилась перед зеркалом и кокетничала с собой, говорила себе, какая она замечательная, красилась. Меня это ужасно раздражало. Это неподобающее поведение на съемках. Когда актриса приходит на площадку, она должна отдавать всю себя фильму. Особенно это важно по утрам, когда ты чистый лист. Макияж должен наносить гример, и далеко не всегда его цель — это сделать тебя привлекательной. Если я снимаю фильм, то мне плевать на мой внешний вид. Главное — это мой авторитет. Стоит мне дать слабину, накраситься от души или надеть соблазнительную одежду, и съемочная группа будет дестабилизирована. Это недопустимо. И мне нравится окружать себя людьми, для которых работа — это больше, чем просто работа, которые понимают, что мы все находимся в одной лодке.

— Получается, вы очень строгий босс. Никакой импровизации на съемках?

— Не люблю я это слово. Слишком часто его неправильно понимают. Хорошая импровизация требует очень хорошей подготовки. Нельзя прийти утром на площадку и сказать: «Так, чем займемся сегодня? Почему бы нам не поимпровизировать?» Не бывает такого, что актеры только и делают, что импровизируют. Но часто это слово интерпретируют именно так.

Когда я нахожусь на съемочной площадке, самым важным для меня является звук. Мне нравится снимать натуралистичное кино, а оно получается таким только тогда, когда актеры слышат друг друга. Если этого не происходит, они просто читают свой текст, и меня это очень расстраивает. Часто актеры настолько увлечены тем, чтобы хорошо сыграть свою роль, что их перестает волновать партнер. Они просто ждут момента, когда им нужно будет произнести свой текст. Фактически, когда актер читает сценарий, он уже начинает снимать фильм в своей голове. Я говорю им: прочитайте текст всего один раз, а потом забудьте его. Необязательно досконально помнить свои реплики. Гораздо важнее естественно произносить их, слушать партнера. И не для того, чтобы произнести вовремя свою фразу, а потому, что, когда ты его действительно слышишь, все выглядит естественно. Если я вижу, что актеры перестают слышать друг друга, я говорю им: «Прекратите это! Играйте, а не просто произносите текст! Слушайте друг друга!» Задача актера — подчиняться режиссеру, и после подобной встряски атмосфера на площадке сразу меняется.

— Что для вас было самым главным в этом фильме?

— Мне хотелось снять ленту не только о страсти и любви, но и о зависимости от них. Зависимость — это сам по себе интересный сюжет. Кстати, меня постоянно спрашивают, основан ли фильм на моем жизненном опыте. Мой ответ: нет. Это всего лишь мое виденье отношений между героями.

Мне бы хотелось, чтобы выйдя из кинотеатра, люди спросили себя: «Как далеко я готов зайти, полюбив кого-то?» Мне часто кажется, что влюбится — это то же самое, что заболеть. Любовь представляется нам чем-то прекрасным в детстве, но стоит нам вырасти, и мы понимаем, что она худшая из болезней.

— Герой Венсана Касселя — эдакий плохой парень. Он принимает наркотики, не появляется дома. Но героиню все равно влечет к нему...

— Многие бы с вами не согласились и сказали бы, что Тони больше не любит Джорджио. Все зависит от восприятия, поэтому я так люблю оставлять финал открытым. Пусть каждый сам решает, чем кончился фильм. Таким образом, зритель становится автором картины, она больше не принадлежит мне. Некоторые называют мои фильмы истерическими. Возможно, они правы. Но в первую очередь это говорит о том, как эти люди воспринимают то, что видят на экране.

— А как вы сами воспринимаете главных героев?

— Когда я снимаю фильм, я предпочитаю не делить персонажей на хороших и плохих. Ведь в реальной жизни не бывает абсолютно хороших или плохих людей. Для кого-то ты негодяй, а для кого-то — прекрасный человек. Все опять же зависит от позиции восприятия.

— Вы над чем-то работаете сейчас?

— Над тремя фильмами сразу. Честно, со мной такое впервые. Все они основаны на реальных событиях, но это только база, а остальное я придумываю сама. Действие происходит в определенные исторические периоды, однако это контекст, а главное, как и во всех моих фильмах, — это отношения между людьми.


Похожие новости кино:
13-03-2016, 12:39 Комментировать